Я б поржал если б не было грустно,
Щаз прольеца скупая слеза.
Сидит в позе бухого лангуста
Синевой застилает глаза.
В мыслях кагбэ мечту лелеет,
Как когда нибудь в розовый день
Кто нибудь его пожалеет
И в жару предоставит тень.

***

На танцполе кубинского дома
Поминая какую-то мать
Заливаю бутылку рома,
Чтоб не скушно было плясать.
Рыгетона напевы лютые,
Будут здесь завывать до зари.
Девки пляшут, колени гнутые
И с наружи кошмар и внутри.

Я сжимаю в кармане куки,
И все больше верится мне,
Что со мною паршивые сцуки
Не за них, за любоффь при луне.
Я повеса, мне денег не жалко -
Холодильник, диван-кровать
И в добавок еще стиралка,
Хоть тогда не дала, тваю мать!

И вкушая бутылку рома,
Разум мой охлял и поник.
Может надобно ей другого?
Может я как мужик не мужик?
Может быть она молодая?
Может быть я ее не любил?
Может просто судьба моя злая,
За нее две получки пропил.

Завтра я оклемаюсь в Торонто,
Словно жизнь эту дали мне в лиз.
Виртуально я буду бить морды,
И смотреть на людей сверху вниз.
Буду громко кричать, что я мачо
И хамить буду всем я подряд.
Буду деньги копить в заначку,
И мечтать, что вернусь я назад.